Зачем нужна психотерапия при биполярном расстройстве?

Поделитесь с друзьями

В моей практике часто появлялись клиенты, которые пытались провернуть аферу «может обойдёмся без таблеток», и последствия были хуже, чем у противоположной группы «я пью таблетки, у меня все хорошо, и работать над отношениями я пока не буду». Подобная «полярность» среди клиентов с БАР хорошо отражает их способ мышления – «все или ничего» и «пока гром не грянет».

Психотерапия при БАР: как пройти по лезвию?

Мне нравится известное выражение, авторство которого приписывают одновременно основателям 12-ти шаговой программы, и певице Мадонне, и Оптинским старцам: «Дай мне сил изменить то, что я могу изменить, смирения – принять то, что я не могу изменить, и мудрости отличить одно от другого». В лечении такого непростого расстройства как биполярное, это отличный ориентир. Остается только разобраться с тем, что мы можем и не можем.

Для того, чтобы определить место психотерапии в лечении БАР, нужно сначала определиться с тем, что такое сама по себе психотерапия. Если мы говорим именно о психотерапии, а не о сомнительных, по моему скромному мнению, техниках вроде НЛП или коучинга, то самое подходящее описание этого процесса — лечение одного человека отношениями с другим.

Как пишет Ненси Мак-Уильямс, известный психоаналитический терапевт, «лечат не техники, лечат отношения». Именно через отношения с терапевтом, а конкретно через простые, человеческие вещи (например, когда клиент чувствует себя недостойным даже взять лишнюю салфетку, а терапевт настаивает, что это не так), происходит формирование нового опыта, а это в конечном счете и есть смысл терапии. Психотерапевт — это фигура, об которую клиент учится новым способам заботы о себе. И, что особенно важно, учится брать больше ответственности за свою жизнь – ведь это и есть главная наша забота.

Но, как говорится, «что русскому хорошо, то немцу смерть». Лечебные отношения так же разные бывают и то, что подходит для «невротиков», совсем другое действие возымеет в случае с биполярным расстройством.

Например, в гештальт-подходе, которому я обучался, процесс терапии строится на поддержании осознавания чувств и их выражения. Говоря человеческим языком – почувствуй, усиль, вырази. И хотя основатель данного подхода Фриц Перлз и говорил, что гештальт слишком хорош, чтобы оставлять его в клинике, я думаю, он больше старался продвинуть свое детище, чем был уверен в результатах.

Усиление эмоциональных реакций может привести к еще большему дисбалансу у людей с биполярным расстройством.

Про другие школы психотерапии я могу рассуждать только со стороны: психоанализ (найти бы еще его) — слишком глубокое и дорогое погружение, когнитивно-поведенческая терапия – напротив, это техники, упражнения, дневники без «отношений», в ней недостаточно «питательной среды» для изменения устоявшихся психических структур.

Вот здесь-то и пора вернуться к изначальному вопросу – что мы можем изменить психотерапией при БАР? Если основной причиной данного расстройства является дисбаланс нейромедиаторов в головном мозге, какие тут «лечения отношениями»?

Безусловно, хорошо подготовленный терапевт, понимающий механизмы психической регуляции при пограничных состояниях, поможет сформировать более стабильную самооценку, научиться контролировать эмоции и улучшить коммуникативные навыки. Но все это возможно только при восстановлении нормального баланса медиаторов.

На начальных этапах психотерапия должна служить принятию необходимости лечения.

В моем опыте часто появлялись клиенты, которые уже не раз пытались провернуть аферу «может обойдёмся без таблеток», и последствия были хуже, чем у противоположной группы — «я пью таблетки, у меня все хорошо, и работать над отношениями я пока не буду». Подобная «полярность» среди клиентов с БАР хорошо отражает их способ мышления – «все или ничего» и «пока гром не грянет».

Вот именно эти особенности мышления и стоит лечить психотерапией. Пока фармакотерапия восстанавливает серотонин или что-то еще, психотерапия может решать межличностные проблемы, восстанавливать самооценку, формировать новые навыки, необходимые для поддержания социального функционирования – одним словом, профилактика. Насильственные отношения, неадекватное отношение к себе, трудности во взаимодействии с людьми – все это спутники биполярного расстройства, которые могут спровоцировать спады настроения, усилив биохимические неполадки в мозге.

Основной задачей, на мой взгляд, в терапии биполярного расстройства стоит сделать именно отношение к самому себе. Колебания самооценки, изначально негативное восприятие себя формирует деструктивные формы поведенческой компенсации (приступы переедания — когда очень жалко себя, самоповреждения — когда ярость на себя переполняет).

Цель, которая шире задач, — остановить деструктивное поведение. Ведь именно повторение этих действий, цикл импульс-наказания за него, расшатывает самооценку. Остановить данные проявления и обучить человека более конструктивным способам «саморегуляции» помогают поведенческие формы психотерапии. На мой взгляд, одной из наиболее эффективных для данной цели является диалектико-поведенческая психотерапия (DBT).

Более глубинные методы психотерапии следует применять в сочетании с групповой поведенческой терапией. Дело в том, что на группе легче и быстрее усваиваются навыки. Индивидуальная психотерапия будет полезна в исследовании и изменении паттернов близких межличностных отношений.

Группа даёт поддержку и ощущение «я не одинок», а в индивидуальной терапии люди могут более смело и честно посмотреть на свои способы выстраивания отношений. Но все же личность терапевта и контакт с ним важнее, чем название метода.

Основные критерии в выборе терапевта, которые помогут осуществить выбор:

1. Профессиональная подготовка — конечно, наличие диплома не означает профессионализма, но с ним лучше, чем без него.
2. Специализация в определенном направлении психотерапии.
3. Более важное значение имеет включенность в профессиональное сообщество и наличие супервизии. Проще говоря, «есть ли кто-то, кто наблюдает за работой терапевта? (супервизор)»
4. Прохождение терапевтом своей личной терапии оберегает клиентов от негативных отыгрываний (использования клиентов) в отношениях.

Хорошим подспорьем, но не заменой психотерапии, являются группы поддержки, где другие участники, также имеющие биполярное расстройство, могут делиться опытном и получать эмоциональную поддержку. По своему опыту ведения групп поддержки могу сказать, что этот опыт полезен и тем, кто «запутался» и тем, кто «нашел выход». Для первых — это способ уменьшить переживание одиночества, для вторых — поддержаний здоровой гордости и ощущения значимости. Хорошо настроенная группа поддержки может работать самостоятельно, без психотерапевта, как это устроено в 12-ти шаговых программах.

С большой осторожностью, на мой взгляд, стоит относится к тренингам и интенсивным марафонам практик.

Зачастую тренинги личностного роста раскачивают участников — вызывают состояние эйфории, прилива сил за счёт «накачки» энергией тренера и группы, выводя человека из эмоционального баланса.

Для людей с неврозом это может быть очень хорошо. Но для людей с биполярным расстройством такое воздействие на психику может спровоцировать переключения аффекта или усилить негативное самовосприятие. Ведь основной посыл тренингов — «ты можешь!» — не всегда отражает реальность. Размывание границ собственных возможностей — вот в чем главная опасность подобных тренингов для людей с биполярным расстройством.

Психотерапия подразумевает постепенные изменения, подобные росту растения, и это в корне отличается от маркетингового посыла «избавься от неуверенности за 3 дня». Формирование здорового самоотношения и навыков контроля эмоций — задача поистине непростая, но вдохновляющая. Реалистичное отношение к этой задаче позволит вам уберечь себя от разочарований, когда нет быстрого «волшебного» эффекта, что это само по себе — хорошее начало изменений.

Бахтин Илья Сергеевич
Клинический психолог, кандидат психологических наук
https://vk.com/ilyabachtin

Поделитесь с друзьями