История Алекс

Поделитесь с друзьями

Год назад мы силами нашего комьюнити организовали сбор средств для Алекс. Мы собрали небольшую сумму, которая помогла Алекс найти врача и начать лечение. Недавно она прислала нам письмо и рассказала продолжение своей истории. Спасибо тебе, Алекс, большое 🙂

Привет! Меня зовут Алекс и, честно говоря, на данном этапе мою историю нельзя назвать успешной в классическом понимании. Но это только если забыть об искусстве маленьких шагов, значимости каждого небольшого достижения, которая особенно актуальна для людей с различными ментальными расстройствами и том факте, что если бы не «Ассоциация «Биполярники»», скорее всего, эта история завершилась бы год назад.

16 июня 2018-го – одна из самых важных поворотных точек в моей жизни. После длительного молчания, будучи в отчаянии и на грани самоубийства, я решилась на написание поста в группу поддержки биполярников в Facebook, куда на протяжении долгого времени заходила как домой с тех пор как заподозрила у себя БАР. Назвала свой текст «Суицид или стоицизм?» или «Ни умереть, ни жить», которые были самыми меткими заглавиями не только письма, но и моего существования на тот момент.

В двух словах обо всём на июнь 18-го

Мне было 23 года. В моей истории болезни числились шесть госпитализаций в психиатрическую больницу за три года и несколько диагнозов, включая рекуррентную депрессию и шизотипическое расстройство. Впрочем, проблемы начались ещё в раннем детстве. Я осознавала их и даже просила мать отвести меня к психиатру, что было проигнорировано. Я была странным ребёнком. Уже в подростковом возрасте началась моя первая депрессия и мысли о смерти. Причиной стал набор факторов: тяжёлая обстановка дома, в частности алкоголизм матери, статус изгоя в школе, особенности принятия сексуальной ориентации и многие другие проблемы. И, как я предполагаю, наследственность. Всё это не оставило мне шанса на нормальную жизнь.

Также и позже я, как и многие, столкнулась с вереницей иных трудностей наподобие безответной любви, потери близких или нищеты, которые то ли из-за вышесреднего количества, то ли из-за остроты и глубины восприятия, особенностей характера и заболеваний, то ли из-за всего вместе сломали меня окончательно. Я чувствовала, как схожу с ума уже ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Я чувствовала, что мертва. Я сдалась, и пошли первые попытки распрощаться с жизнью. Но и первые попытки лечиться.

О больнице (Черкасская областная психиатрическая) осталось мало хороших воспоминаний. Когда меня просят рассказать о ней, говорю, что предпочла больше года существовать в аду, ежесекундно уговаривая себя на самоубийство (чем всё и закончилось, то есть попыткой), но не возвращаться туда. Несколько раз меня выписывали в плохом и даже порой худшем состоянии, чем до поступления. Причем это абсолютно объективно: отмечал и младший персонал одного из отделений, где я лежала и мои в тот период близкие люди. В одном отделении несколько сотрудников по секрету рассказывали о неквалифицированности лечащего врача и советовали сменить доктора. В больнице мне отказали в группе инвалидности, которая явно была положена из-за длительной депрессии и потери работоспособности.

Ненавистный замкнутый круг, когда в ПНД почти что диагностируют биполярку, дают направление и советуют делать группу, а в больнице не могут ни поставить правильный диагноз, ни подлечить, ничего. Я промолчу о том, как выживала без стабильного источника дохода, помощи и иногда еды в дни, когда едва вставала с постели. Кроме того, меня в этом же заведении кололи чем-то вроде галоперидола исключительно из-за ориентации. И это далеко не всё, хотя и всё в рамках письма.

Дальше случился мой самый страшный год в жизни, 2017: смерть бабушки, самого родного человека, риск оказаться на улице и быть отчисленной из университета из-за академической задолжённости и невозможности справляться с заданиями (я несколько дней, а то и недель могла выдавливать одно предложение для эссе, которое в норме написала бы круто и за пару часов). «Болезнь отняла мою личность, большое будущее, которое многие люди пророчили, друзей и любимого человека, надежду», – вот что я писала год назад. И во что верила. И как было. Позже был ещё один год тьмы черных суицидальных депрессий, бесконечной боли, почти полного одиночества и затворничества, тщетных попыток накопить на нового врача при практически отсутствующей работоспособности, самолечение.

После публикации поста и сейчас

Я хорошо запомнила первого человека, который отреагировал на мой пост, Аала, как он просил его называть, парня из Питера. Недавно мы вспоминали это вместе. Сегодня он мой самый близкий человек, лучший друг и soulmate. Одновременно я получила комментарии от Аси, создателя и автора сайта, и ещё нескольких людей. С тремя из этих невероятных человеков мы тоже подружились.

Кроме колоссального понимания и поддержки я получила и огромную помощь. В группе решили собрать мне средства на первые несколько месяцев, и нашли психиатра в Киеве, с которым мы начали сотрудничать в июле. Это очень важное слово – сотрудничество, в противовес тому, что происходило в областной больнице или с районным психиатром.

Мне наконец-то поставили правильный диагноз, шизоаффективное расстройство. Это означает, что я отлично понимаю любого человека с БАР, так как у меня те же депрессивные фазы, которые сменяются (гипо)манией. А также у меня есть признаки шизофрении, что в основном про структурно-логические нарушения мышления или эмоциональную холодность, реже про галлюцинации и бред. Мы приступили к подбору схемы лечения.

Она до сих пор не Та самая. Кроме того, этой зимой из-за тяжёлой депрессии и утраты трудоспособности я была вынуждена снова бросить лечение на несколько месяцев и сейчас постепенно возвращаюсь к таблеткам. Это были и остаются очень непростые и нестабильные месяцы. По большей части я провела их в депрессиях, особенно в осенне-зимний период. Время от времени депрессии сменялись гипоманикальными симптомами или нормой.

Но есть и много позитивных вещей, что очень ценно и вполне может перекрыть большую часть негатива. В целом качество моей жизни улучшилось. Мы с врачом даже добились интермиссии, которая продлилась месяц, в декабре прошлого года. Я сумела вернуться к работе, копирайтингу, написать около сотни статей и создать несколько дюжин достойных стихов и рассказов. К слову, мой любимый стих называется «більейфорія… бар» («больэйфория… бар) и если бы я сейчас выбирала название моей жизни (заметьте: теперь это не существование), то это было бы именно «БольЭйфория». Я также вернулась к относительно нормальному ведению быта и социальной жизни, начала выходить из комнаты и даже бывать в других городах, завела новых друзей, открыла интересных музыкантов, фильмы и прекрасные книги, потеряла друзей. В общем, обычные вещи и более или менее обычные взлёты и падения, от боли, пустоты и «плохо» до «никак», «нормально», «хорошо» и экстаза.

Да, и этот мой стих, точнее, его вариант на русском языке заканчивается словами «да, я болею и ты меня спас. боль, боль, экстаз». Так вот, это вы меня спасли!

И о том, зачем я пишу это

Потому что предыдущее предложение. Потому что я безумно благодарна за каждое слово и объятие, каждый рубль и гривну, каждую пластинку таблеток, шоколадку и, конечно же, за каждого волшебного человека. За каждого, кто был причастен к моему спасению. Я не могу перечислить все имена, но знайте, что каждый из вас, а также другие участники группы поддержки, с которыми я общалась, общаюсь или с которыми мы просто сталкиваемся в этом уютнейшем местечке, занимают место в моём сердце. Каждый раз, когда я разговариваю с Вселенной о делах, желаниях и благодарностях я прошу за тех, кому сейчас пишу своё «спасибо».

Потому что у меня появился выбор, и я выбрала стоицизм и, хотя нередко хочется отказаться от этого выбора, я верна своему курсу. И мне очень хочется, чтобы как можно больше людей, которые переживают темные времена, смогли получить своевременную поддержку и помощь и тоже выбрать жизнь. Хотя бы обладать этим самым выбором.

Сейчас у меня появилось несколько сдерживающих факторов и причин бороться: реализация себя и след, мои человеки и вереница второстепенных вещей наподобие книг, путешествий, снов, железной дороги и снега. И главное, надежда. В первую очередь это надежда на завершение плохого периода, ремиссию, стабильность и достойное будущее. Надежда – это одно из самого сильного и страстного, что есть во мне. И это намного больше, чем я и желания, что касаются меня. Это касается каждого из вас и мира в целом.

Я счастлива, что смогла написать это для вас. СПАСИБО! ❤ И берегите себя!

Поделитесь с друзьями

Ася Мелконян, психолог

Практический психолог, онлайн-консультации с биполярниками Подробнее

Нам интересно ваше мнение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *