А если таблетки не помогают?

Поделитесь с друзьями

Нетривиальный для психиатров ответ профессоров Аллена Франсеза (США) и Питера Тайлера (Британия). Возвращаясь к истокам медицины, они объясняют, почему так происходит, как при этом можно помочь пациентам и какие ошибки часто допускают врачи.

Немного о Гиппократе

На самой заре современной медицины – 2500 лет назад – Гиппократ сделал фундаментальное открытие: 1/3 пациентов поправляются без лечения, 1/3 не поправляются даже при лечении, и только 1/3 получают пользу от лечения.
Эти доли варьируются в зависимости от самой болезни, острой или хронической (при которых спонтанное восстановление маловероятно), а также от силы и специфики доступного лечения. Однако, в среднем «правило третей» Гиппократа замечательно работает и подтверждается на практике.
Ещё Гиппократ предостерегал, что необоснованное назначение нескольких лекарств редко приносит пользу. Скорее оно добавляет бремя побочных эффектов к уже и так нелёгкому бремени болезни пациента. 
Одновременное назначение множества лекарственных средств сегодня широко распространено в медицине, особенно в лечении старшего поколения, что является крайне опасным. Здесь доктора редко следуют изречению Гиппократа «не навреди».
Гиппократ также говорил: «Важнее знать пациента, у которого есть болезнь, чем болезнь, которая есть у пациента». Сейчас это даже более актуально, чем в те времена, 2500 лет назад, когда это было произнесено.

Почему это так важно?

Психические симптомы пациента часто провоцируют замкнутый круг: обострение отражается на отношениях с людьми, человек «выпадает» из социума, что усугубляет симптомы. Мы не всегда можем купировать все проявления болезни, но можем изменить обстановку вокруг пациента, и тем самым остановить этот замкнутый круг. 
Адаптацию к, казалось бы, безвыходному положению психически больного мы называем «нидотерапией» (от лат. nidus – гнездо). Это такая перестройка окружения пациента, которая помогает снизить негативное влияние неизлечимого расстройства его психики на всех: на него самого и на других. Нужно лишь свить вокруг него подходящее «гнездо»: комфортную атмосферу внутри семьи и близкого круга друзей.
Самим пациентам обычно нравится эта идея. «Вы усилили бы они лекарственную терапию или лучше бы кардинально сменили жизненную обстановку?» Многие с энтузиазмом выберут второй вариант.
Когда обстановка изменяется взаимными усилиями с лечащим врачом, наступают коренные преобразования в жизни пациента. Общее социальное функционирование повышается, психические симптомы купируются, а лечение, которое никогда до этого не работало, кажется, начинает действовать!

Как составить схему лечения?

От читателя не укроется то, что весь этот процесс может быть осуществлён только совместными усилиями пациентов и их близкого окружения: друзей и родственников. Некоторый вклад профессионалов в области здоровья нужен для скорей руководства процессом, и его должно быть немного, за исключением действительно серьёзных расстройств психики. 


Шаг 1. Установить тесное сотрудничество врача и пациента. Для врача это неосуществимо без хорошего понимания пациентов и их проблем, без знания особенностей личности, исследования потаённых закоулков разума и без разрешения пациенту вести свободную и открытую дискуссию о надеждах, планах и целях. Некоторые врачи в этом безнадёжны.
Шаг 2. Проанализировать окружающую пациента обстановку: все детали в физическом, социальном и личном окружении. И ответить на вопрос: что из этого может помешать удовлетворённости жизнью пациента? Именно на эти детали и должны быть направлены изменения к лучшему.
Шаг 3. Составить дальнейший план изменений. Изменения должны быть постепенными и закономерными, а цели – реалистичными и достижимыми. Часто на этом этапе терапевт должен выступать в роли беспристрастного адвоката, отсеивающего всё лишнее в жизни пациента. 
Шаг 4. Анализ и мониторинг всего пути изменений. Часто приходится обращаться к изначальному плану, иногда – радикально его менять, но изменения всегда должны исходить от самочувствия пациента в новой обстановке.

Почему эта простая техника не применяется широко?

Нам, врачам, часто не удаётся осознать, насколько значима окружающая обстановка для пациента. 
К сожалению, смиренность Гиппократа всё больше вытесняется высокомерием современной медицины. Многие медики бессознательно придерживаются утверждения, якобы есть лечение для каждой болезни, и необдуманно добавляют всё больше лекарств в схему вне зависимости от того, сработали ли предыдущие.
Грустно признавать, но слишком часто здравый смысл – первая жертва медицинского образования. Фокус на изучении технически сложных вмешательств в здоровье отвлекает внимание от очевидных ответов, от понимания личности и нахождения простых практических решений. 


Мы склонны трубить о наших успехах в медицине и не спешим признавать, как мало мы в ней прогрессируем. В лечении большинства психических расстройств, таких как шизофрения и аутизм, мы не сильно продвинулись за последние полвека. 


Сегодня примерно 50% всех пациентов с ментальными расстройствами не удовлетворит существующее лечение: их заболевание не будет отвечать на него. Что мы делаем в таких случаях в психиатрии? Вешаем на пациентов ярлыки «резистентность» или «невосприимчивость к лечению», но это просто красивые названия нашего поражения.


Проблема в том, что в наш век терапевтов-энтузиастов, мы не признаём провалов, как должны были бы. Мы продолжаем лечение, обычно давая то, что не сработало в прошлый раз, в больших дозах или добавляя новые лекарства, у которых есть небольшой шанс на успех, но есть большой риск побочных эффектов. 
В таких случаях «забросить лечение пациента» ещё не значит «забросить пациента».

О нидотерапии

Если вы хотите знать больше об этом методе лечения, пожалуйста, посетите веб-сайт www.nidotherapy.com В настоящее время к исследованию проявляют большой интерес. Оно было задумано главным образом для лечения деменции, но в разработке сейчас находится программа для лечения расстройства личности, а также для аутизма и умственной отсталости. Это может звучать банально и избито, если мы скажем, что исследование даёт надежду многим, кто находится в отчаянии, но на самом деле так и есть. 


Нидотерапия – это ещё и небольшие финансовые издержки, в отличие от более дорогих медицинских вмешательств во здоровье.
Главное в ней – доверительное взаимодействие врача и пациента. Многие люди с устойчивыми психическими расстройствами неохотно выражают своё мнение, так как они уже сталкивались со стеной оппозиции медиков-профессионалов, поэтому они сбегают в пассивное недовольство. Но их взгляды на изменения в окружающей обстановке могут быть и правыми, и если в процессе нидотерапии они обзаведутся соответствующей поддержкой, оппозиция в отношениях между врачом и пациентом может быть преодолена.

Лечение ментальных расстройств началось с нуля 200 лет назад, и неудивительно, что нам ещё предстоит многое изучить.

Доктор медицины Аллен Франсез – заслуженный профессор психиатрии, заведующий кафедрой Дюкского Университета (Северная Каролина, США)

Профессор Питер Тайлер — главный редактор «Британского журнала психиатрии» и лидер в разработке методических рекомендаций для психиатров Британии и США.

Оригинал статьи

Перевод Алисы Деменевой

Поделитесь с друзьями

Нам интересно ваше мнение

А если таблетки не помогают?: 1 комментарий

  • 26.05.2019 в 20:29
    Permalink

    Очень заинтересовала и порадовала статья. Сама и врач и носитель ментального зб. Знаю как важна поддержка и создание безопасного общения. Хотелось бы подробнее почитать о нидотерапии. Спасибо.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *